СОБОР СВЯТЫХ, В ЗЕМЛЕ КУРСКОЙ ПРОСИЯВШИХ



                                    ПРЕПОДОБНЫЙ ФЕОДОСИЙ ПЕЧЕРСКИЙ, ОБЩИХ ЖИТИИ НАЧАЛЬНИК

         Родился он в городе Васильеве, отстоящем от Киева на 50 верст, в христианской семье. «Когда родили они блаженного дитятю сего, то на восьмой день принесли его к святителю Божию (к освящению Божию) по христианскому обычаю, дабы наречь имя ребенку. Священник же взглянул на ребенка, сердечным взором прозрев о нем, что с младых лет хочет Богу посвятить себя, и назвал его Феодосием». В переводе с греческого Феодосий - «дар Божий». Через сорок дней после рождения он был крещен.
         По повелению князя семья Феодосия переселяется в Курск, «чтобы там доблестного отрока житие просияло, а нам, как и должно, с востока денница взошла, собирая вокруг себя многие звезды, ожидая солнце праведное».
         В Курске отрок Феодосий рос, а душа его стремилась постичь Божию благодать. Ежедневно ходил он в церковь молиться. С детства вел аскетическую подвижническую жизнь, не играл с ровесниками в детские игры и носил весьма скромное одеяние. Родители не могли убедить его надевать добротную одежду.
         С помощью одного учителя он рано изучил грамоту и смог читать книги. В Курске тогда уже существовала школа, ибо в «Житие Феодосия» говорится об учащихся, с ним вместе познававших грамоту.
         Когда отроку исполнилось 13 лет, отец его, княжеских тиун, то есть человек знатный, богатый, скончался. Это был тяжкий удар для семьи. Феодосий, не гордясь своим происхождением, с великим смирением вместе со своими рабами трудился в поле. Так в христианском Курске в начале XI века Промыслом Божиим рождался великий духовник.
         «Услышал он как-то о святых местах, где Господь наш Иисус Христос во плоти ходил, и возжелал там побывать и поклониться тем местам. И молился Богу, говоря: «Господи Иисусе Христе! Услышь молитву мою и сподоби меня посетить святые Твои места и с радостью поклониться им».
         Господь услышал молитву сию и сподобил встретить юноше странников, которые рассказали ему, что пришли от Святых мест и хотят вновь туда вернуться. Они пообещали Феодосию, что возьмут его с собой в святой град Иерусалим, что вскоре и было сделано.
         Дорогою Феодосий уже предвкушал радость встречи со священными камнями Иерусалима, но мечты оказались преждевременны ми. Мать через некоторое время догнала его. Как же крепко досталось Феодосию! Рука у матери была тяжелая.
         Божественный же юноша все это с радостью принимал и, Богу молясь, благодарил Его за всё. Потом пришла мать его через два дня, отвязала и дала ему поесть, но, еще гневаясь, возложила на ноги его железные оковы и велела в них ходить, опасаясь, как бы опять не убежал от нее.
         В конце концов мать сжалилась над сыном и, сняв с него оковы, стала уговаривать, чтобы он не убегал. Он обещал не уходить, но по-прежнему каждый день посещал церковь Божию. Однажды он увидел, что в церкви не бывает литургии из-за отсутствия просфор.
         Это подтолкнуло его к тому, чтобы самому печь просфоры и прода вать их, а полученную прибыль раздавать нищим. Так прошло около семнадцати лет.
         Мать отрока не хотела, чтобы он занимался выпеканием просфор. Она желала видеть сына светским человеком. Отрок же чувствовал душою призвание в служении Богу и всячески стремился к этому.
          «Когда правитель города того узнал о смирении таковом и покорности отрока, то полюбил его очень, и повелел ему находиться у него в церкви, и подарил ему дорогую одежду, дабы ходил в ней. Блаженный же Феодосий немного дней пребывал в ней, ибо чувствовал себя так, словно некую тяжесть на себе носит. Тогда снялее и отдал нищим, сам же оделся в лохмотья и так ходил».
         Более того, Феодосий стал носить железные вериги, которые специально для него выковал один из курских кузнецов. Вериги вгрызались в тело, царапали кожу до крови, но он их не снимал. Мать в который раз пыталась отвлечь его от веры, от церковных дел, но это было бесполезно.
         «Спустя некоторое время услышал он слова Господа во Святом Евангелии: «Если кто не оставит отца и мать и не пойдет за Мною вослед, тот Меня недостоин». Эти слова запали в душу Феодосию, и он уже не мог ни о чем думать, как о посвящении всей своей жизни служению Господу Богу нашему Иисусу Христу.
         Выбрав удобный момент, он ушел из дома, решив идти в Киев, так как много уже слышал о тамошних монастырях. На этот раз уход Феодосия из дома был окончательным.
         Мать нашла его через несколько лет в Киеве и пыталась вновь переубедить. Она очень любила своего старшего сына и, заблуждаясь, хотела ему только хорошего. Много дней провели они в беседах. Мать все более и более убеждалась в праведных словах сына своего. А однажды Феодосий сказал ей: «Если ты любишь меня и хочешь видеть, оставайся в Киеве и постригись в женском монастыре».
         Через некоторое время она сказала: «Чадо, всё повеленное тобой исполню и не возвращусь в город свой, но, как Богу угодно, пойду в женский монастырь и, постригшись, там проведу оставшиеся дни мои. Это ты убедил меня, как ничтожен сей мир кратковременный». Мать Феодосия так и сделала, прожив много лет в монастыре Святого Николы.
         После того, как Феодосий был пострижен в монахи Киево-Печерского монастыря, он стал примером в монашеском послушании и аскетизме. На посту игумена монастыря Феодосий сменил святого Варлаама.
         Игумен Феодосий с монастырской братией и Божией помощью поставил церковь во имя Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии. Он оградил это место стеной и построил много келий для братии. Переселение случилось в 1062 году.
         Есть свидетельство, что Феодосий послал в Грецию монаха Ефрема, тот привез Устав Студитского монастыря. По этому Уставу и стали жить многие русские монастыри.
         Много дел божественно-полезных свершил преподобный Феодосий, пользовавшийся, кстати, расположением христолюбивого князя Изяслава. Проводили они вдвоем многочисленные беседы. Феодосий положительным образом влиял на князя.
         Известны сочинения прп. Феодосия «Послание преподобного Феодосия Печерского к великому князю Изяславу Ярославичу», написанное в ответ на его вопрос и поэтому называемое в списках «Вопрошение Изяславла». Кроме того, им были написаны две молитвы. «Одна, сохранившаяся до настоящего времени в рукописях, имеет надписание: «молитва святого Феодосия Печерского за вся христианы». Жизнь Феодосия была посвящена заботам о процветании монастыря.
         Умер преподобный, как сам и предсказал, в год 6582 (1074), месяца мая, в третий день, когда взошло солнце.
         Биография прп. Феодосия написана монахом Нестором вскоре после смерти святого. Безусловно, запись недостаточно хроникальная, в ней зачастую отсутствуют даты. Но несомненно, что эта летопись - уникальное документальное сочинение XI века.
         Нестор-летописец описал, как в 1091 году, через два года после освящения церкви Киево-Печерской Лавры, были обретены мощи преподобного Феодосия Печерского. Это было так: «Пришел игумен с двумя братьями, а я тем временем прокопал больше, и мы, преклонившись, увидели мощи преподобного. Все суставы их были целы, лицо преподобного было светлым, глаза сомкнуты, губы соединены, волосы присохли к голове. Мы положили мощи на мантию и на плечах вынесли их перед пещерой...». В это время возникли на небе знамения, и сияла заря над пещерой.
         При полном Соборе древнерусских епископов, монахов и жителей Киева мощи были торжественно перенесены в церковь Лавры и установлены на уготованное им место.
         Прошло девять веков со дня обретения мощей св. Феодосия Печерского, а преподобный отец наш не забыт, его подвижничество помогло многим обрести не только веру Божию, но и Благодать.
         «Был он поистине человеком Божиим, - свидетельствовал летописец Нестор, - светилом, всему миру видимым, и просиявшим всем черноризцам: смирением, и разумом, и послушанием; все дни провел он в постоянных трудах, не давая ни рукам, ни ногам своим покоя. Часто ходил он в пекарню и с пекарями, веселясь духом, тесто месил и хлеба пек. Был же он, как я уже говорил, крепок телом и силен. Всех же страждущих он наставлял, укреплял и утешал, чтобы не расслабляться в делах своих».

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                                                 СВЯТИТЕЛЬ ИОАСАФ, ЕПИСКОП БЕЛГОРОДСКИЙ

         Святитель Иоасаф, епископ Белгородский, вышел из знатного малороссийского рода Горленко. Он родился вдень Рождества Пресвятой Богородицы - 8 сентября 1705 года в городке Прилуки Полтавской губернии и при крещении был наречен Иоакимом.
         В 8 лет мальчика отдали в Киево-Могилянскую академию. Его отец тяжело переживал разлуку и часто размышлял о судьбе ребенка. В один из таких часов ему было даровано видение, указывающее на будущее служение сына: преклонив колени, у ног Божией
         Матери стоял Иоаким, а ангел Божий покрывал дитя архиерейской мантией. «Довлеет Мне молитва твоя», - с любовью произнесла Пречистая Богоматерь мальчику.
         Уже с детства Иоакима влекло к трудам и подвигам во славу Божию. Он сам говорил, что возлюбил монашество с одиннадцати лет. В восемнадцать лет Иоаким под предлогом продолжения обучения в Киевской академии тайно удалился в Киево-Межигорский монастырь. После принятия рясофора он испросил у родителей прощение за ослушание и получил благословение на иночество. В 1727 году он был пострижен в мантию и наречен Иоасафом, а два года спустя рукоположен в сан иеромонаха.
         В 1737 году о.Иоасаф «по крайнему нежеланию, Божию же смотрению» принимает игуменство в Лубенском Спасо-Преображенском монастыре. Своим небесным покровителем свт. Иоасаф считал Константинопольского патриарха Афанасия, нетленно почивавшего в Лубенской обители. Этот святой неоднократно являлся в видениях о.Иоасафу, укрепляя и благословляя его.
         В 1742 году игумен Иоасаф, собирая пожертвования на строительство монастырского храма, прибыл в Москву, где сподобился служить в придворной церкви в присутствии императрицы Елизаветы. Здесь он произнес слово о любви к Богу и ближнему. Эта проповедь, поражающая своей глубиной и силой, неопровержимо свидетельствовала о восхождении святителя по духовной лестнице от страха Божьего к любви Божией. Вскоре о. Иоасаф был возведен в сан архимандрита, а затем назначен наместником Троице- Сергиевой Лавры.
         На Белгородскую кафедру свт. Иоасаф вступил на 43-м году от рождения. В течение шести лет он управлял обширнейшей епархией, которая включала в себя свыше 1000 приходов. Безграничное милосердие, любовь и снисхождение к немощам, и наряду с ними повелительная строгость и непреклонность воли характеризуют святителя. Деятельное служение ближним и подвиг внутреннего делания - вот два полюса созидания образа Божия, которые сумел объединить в себе Владыка в годы руководством епархией.
         Милостью Пресвятой Богородицы свт. Иоасаф был избран для прославления Ее образа. Однажды, в сонном видении, святителю явилась Богородица и сказала: «Смотри, что сделали с иконой Моей служители храма сего. Сей Образ Мой предназначен быть источником благодати для веси сей и всей страны, а они повергли его в сор. «Вскоре в притворе одной из сельских церквей он обнаружил явленный ему Образ. Икона Божией Матери использовалась как перегородка для ссыпания угля. Свт. Иоасаф поставил чудотворную икону, именуемую Песчанской, в подобающее место в храме. Многие знамения благодати Божией и чудеса исходили от этого Образа. Именно Песчанский образ должен был оградить нашу страну в самый разгар Первой мировой войны. Но воля Божия не была исполнена ...»
         Провидя близость кончины, свт. Иоасаф повелел соорудить склеп для своего погребения, а сам отправился на родину для последнего свидания с родными. На обратном пути он смертельно заболел. Перед своим отшествием он поведал сестре, что «суровые подвиги в начале не дают веку дожить...» 10 декабря 1754 года свт. Иоасаф отдал свою праведную душу Богу. В час кончины святителя игумен Хотмыжского монастыря видел сон: владыка стоит у окна и смотрит на восходящее солнце. «Как сие солнце ясно, так светло я предстал в сей час престолу Божию,» - сказал ему святитель. Народное почитание свт. Иоасафа возникло сразу после его погребения. Когда вход в склеп был открыт, все увидели, что тело святого не подверглось тлению.
         У раки с мощами святого и по его молитвам совершаются многочисленные чудеса и знамения. Существует около 600 свидетельств о чудесной помощи, от святителя полученной. Прославление свт. Иоасафа Белгородского состоялось в 1911 году.
         В советское время нетленные мощи святителя выставлялись в музеях. В 70-е годы они экспонировались в музее религии и атеизма, располагавшемся в здании Казанского собора в Ленинграде. Когда появилась угроза их уничтожения из-за самодурства коменданта музея, мощи святителя были спрятаны в шлаковой засыпке чердака собора. В начале 1991 года бывший бригадир плотников, который участвовал в сохранении мощей, рассказал об истории захоронения и указал место.
         Второе обретение мощей произошло 28 февраля 1991 года. Ныне нетленные мощи святителя находятся в Белгороде, в Преображенском кафедральном соборе.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                             ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ, САРОВСКИЙ И ВСЕЯ РОССИИ ЧУДОТВОРЕЦ

         Преподобный Серафим, в миру Прохор Мошнин, родился 19 июля 1754 года. Родители преподобного, Исидор и Агафия Мошнины, были жителями Курска. Исидор был купцом и брал подряды на строительство зданий, а в конце жизни начал постройку Сергиево-Казанского собора в Курске, но скончался до завершения работ. Младший сын Прохор остался на попечении матери, воспитавшей в сыне глубокую веру. После смерти мужа Агафия Мошнина, продолжавшая постройку собора, взяла однажды туда с собой Прохора, который, оступившись, упал с колокольни вниз. Господь сохранил жизнь будущего светильника Церкви: испуганная мать, спустившись вниз, нашла сына невредимым.
         Юный Прохор, обладая прекрасной памятью, вскоре выучился грамоте. Он с детства любил посещать церковные службы и читать своим сверстникам Священное Писание и Жития святых, но больше всего любил молиться или читать Святое Евангелие в уединении. Как-то Прохор тяжело заболел, жизнь его была в опасности. Во сне мальчик увидел Божию Матерь, обещавшую посетить и исцелить его. Вскоре через двор усадьбы Мошниных прошел крестный ход с иконой Знамения Пресвятой Богородицы; мать вынесла Прохора на руках, и он приложился к святой иконе, после чего стал быстро поправляться.
         Еще в юности у Прохора созрело решение всецело посвятить жизнь Богу и уйти в монастырь. Благочестивая мать не препятствовала этому и благословила его на иноческий путь распятием, которое преподобный всю жизнь носил на груди. Прохор с паломниками отправился пешком из Курска в Киев на поклонение Печерским угодникам. Схимонах старец Досифей, которого посетил Прохор, благословил его идти в Саровскую пустынь и спасаться там. Вернувшись ненадолго в родительский дом, Прохор навсегда простился с матерью и родными. 20 ноября 1778 года он пришел в Саров, где настоятелем тогда был мудрый старец, отец Пахомий. Он ласково принял юношу и назначил ему в духовники старца Иосифа. Под его руководством Прохор проходил многие послушания в монастыре: был келейником старца, трудился в хлебни, просфорне и столярне, нес обязанности пономаря, и все исполнял с ревностью и усердием, служа как бы Самому Господу.
         Уже в эти годы Прохор, по примеру других монахов, удалявшихся в лес для молитвы, испросил благословение старца в свободное время тоже уходить в лес, где в полном одиночестве творил Иисусову молитву. Через два года послушник Прохор заболел водянкой, тело его распухло, он испытывал тяжкие страдания. Наставник, отец Иосиф, и другие старцы, любившие Прохора, ухаживали за ним. Болезнь длилась около трех лет, и ни разу никто не услышал от него слова ропота. Старцы, опасаясь за жизнь больного, хотели вызвать к нему врача, однако Прохор просил этого не делать, сказав отцу Пахомию: "Я предал себя, отче святый, Истинному Врачу душ и телес - Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери...", и желал, чтобы его причастили Святых Таин. Тогда же Прохору было видение: в несказанном свете явилась Матерь Божия в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. Указав рукой на больного, Пресвятая Дева сказала Иоанну: "Сей - от рода нашего". Затем она коснулась жезлом бока больного, и тотчас жидкость, наполнявшая тело, стала вытекать через образовавшееся отверстие, и он быстро поправился. Вскоре на месте явления Божией Матери была построена больничная церковь, один из приделов которой был освящен во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Престол для придела преподобный Серафим соорудил своими руками из кипарисового дерева и всегда приобщался Святых Таин в этой церкви.
         Пробыв восемь лет послушником в Саровской обители, Прохор принял иноческий постриг с именем Серафим, столь хорошо выражавшим его пламенную любовь ко Господу и стремление ревностно Ему служить. Через год Серафим был посвящен в сан иеродиакона. Горя духом, он ежедневно служил в храме, непрестанно совершая молитвы и после службы. Господь сподобил преподобного благодатных видений во время церковных служб: неоднократно он видел святых Ангелов, сослужащих братии. После видений преподобный усилил подвиги: днем он трудился в обители, а ночи проводил в молитве в лесной пустынной келии.
         В 1793 году, в возрасте 39 лет, преподобный Серафим был рукоположен в сан иеромонаха и продолжал служение в храме. После смерти настоятеля, отца Пахомия, преподобный Серафим, имея его предсмертное благословение на новый подвиг пустынножительство, взял также благословение у нового настоятеля, отца Исаии, и ушел в пустынную келию в нескольких километрах от монастыря, в глухом лесу. Здесь стал он предаваться уединенным молитвам, приходя в обитель лишь в субботу, перед всенощной и, возвращаясь к себе в келию после литургии, за которой причащался Святых Таин.
          Преподобный проводил жизнь в суровых подвигах. Свое келейное молитвенное правило он совершал по уставу древних пустынных обителей; со Святым Евангелием никогда не расставался, прочитывая в течение недели весь Новый Завет, читал также святоотеческие и Богослужебные книги. Преподобный выучил наизусть много церковных песнопений и воспевал их в часы работы в лесу. Около келии он развел огород и устроил пчельник. Сам себе добывая пропитание, преподобный держал очень строгий пост, ел один раз в сутки, а в среду и пятницу совершенно воздерживался от пищи. В первую неделю Святой Четыредесятницы он не принимал пищи до субботы, когда причащался Святых Таин. Святой старец в уединении настолько иногда погружался во внутреннюю сердечную молитву, что подолгу оставался неподвижным, ничего не слыша и не видя вокруг.

     В летнюю жару преподобный собирал на болоте мох для удобрения огорода; комары нещадно жалили его, но он благодушно терпел это страдание, говоря: "Страсти истребляются страданием и скорбью, или произвольными, или посылаемыми Промыслом". Около трех лет преподобный питался только одной травой снитью, которая росла вокруг его келии. К нему все чаще стали приходить, кроме братии, миряне - за советом и благословением. Это нарушало его уединение. Испросив благословение настоятеля, преподобный преградил к себе доступ женщинам, а затем и всем остальным, получив знамение, что Господь одобряет его мысль о полном безмолвии. По молитве преподобного, дорогу в его пустынную келию преградили огромные сучья вековых сосен. Теперь только птицы, слетавшиеся во множестве к преподобному, и дикие звери посещали его. Преподобный из рук кормил медведя хлебом, когда из монастыря приносили ему хлеб.
         Каждую ночь он поднимался на огромный камень в лесу и молился с воздетыми руками, взывая: "Боже, милостив буди мне грешному". Днем же он молился в келии, также на камне, который принес из леса, сходя с него только для краткого отдыха и подкрепления тела скудной пищей. Так молился преподобный 1000 дней и ночей.
         Как-то к святому, работавшему на огороде, пришли разбойники и стали требовать от него деньги. Святой, опустив топор на землю, сказал: "Делайте, что вам надобно". Разбойники стали бить преподобного, обухом проломили голову, сломали несколько ребер, потом, связав его, хотели бросить в реку, но сначала обыскали келию в поисках денег. Все сокрушив в келии и ничего не найдя в ней, кроме иконы и нескольких картофелин, они ушли.
         Наутро с великим трудом преподобный добрел до обители. Братия ужаснулись, увидев израненного подвижника. Восемь суток пролежал преподобный, страдая от ран; к нему были вызваны врачи, удивившиеся тому, что Серафим после таких побоев остался жив.
         После этого случая преподобному Серафиму пришлось провести около пяти месяцев в обители, а затем он опять ушел в пустынную келию. Оставшись навсегда согбенным, преподобный ходил, опираясь на посох или топорик, однако своих обидчиков простил и просил не наказывать. После смерти настоятеля отца Исаии, бывшего с юности преподобного его другом, он взял на себя подвиг молчальничества, совершенно отрекаясь от всех житейских помыслов для чистейшего предстояния Богу в непрестанной молитве. Если святому в лесу встречался человек, он падал ниц и не вставал, пока прохожий не удалялся. В таком безмолвии старец провел около трех лет, перестав даже посещать обитель в воскресные дни.
         Плодом молчания явилось для преподобного Серафима стяжание мира души и радости о Святом Духе. Великий подвижник так впоследствии говорил одному из монахов монастыря: "...радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя".
          Новый настоятель, отец Нифонт, и старшая братия обители предложили отцу Серафиму или по-прежнему приходить в монастырь по воскресеньям для участия в богослужении и причащения в обители Святых Таин, или вернуться в обитель. Преподобный избрал последнее, так как ему стало трудно ходить из пустыни в монастырь. Весной 1810 года он возвратился в обитель после 15 лет пребывания в пустыни. Не прерывая молчания, он к этому подвигу прибавил еще и затвор и, никуда не выходя и никого у себя не принимая, непрестанно находился в молитве и Богомыслии. В затворе преподобный Серафим приобрел высокую душевную чистоту и сподобился от Бога особых благодатных даров прозорливости и чудотворения.
         25 ноября 1825 года Матерь Божия вместе с празднуемыми в этот день двумя святителями явилась в сонном видении старцу и повелела ему выйти из затвора и принимать у себя немощные души человеческие, требующие наставления, утешения, руководства и исцеления. Благословившись у настоятеля на изменение образа жизни, преподобный открыл двери своей келии для всех.
         Старец видел сердца людей, и он, как духовный врач, исцелял душевные и телесные болезни молитвой к Богу и благодатным словом. Старец стал посещать свою пустынную келию и родник, называемый Богословским, около которого ему выстроили маленькую келейку. Выходя из келии, старец всегда нес за плечами котомку с камнями. На вопрос, зачем он это делает, святой смиренно отвечал: "Томлю томящего меня".
         В последний период земной жизни преподобный Серафим особенно заботился о своем любимом детище - Дивеевской женской обители. Еще в сане иеродиакона он сопровождал покойного настоятеля отца Пахомия в Дивеевскую общину к настоятельнице монахине Александре, великой подвижнице, и тогда отец Пахомий благословил преподобного всегда заботиться о "Дивеевских сиротах". Он был подлинным отцом для сестер, обращавшихся к нему во всех своих духовных и житейских затруднениях.
          Все знали и чтили преподобного Серафима как великого подвижника и чудотворца.
         За год и десять месяцев до своей кончины, в праздник Благовещения, преподобный Серафим еще раз сподобился явления Царицы Небесной в сопровождении Крестителя Господня Иоанна, апостола Иоанна Богослова и двенадцати дев, святых мучениц и преподобных. Пресвятая Дева долго беседовала с преподобным, поручая ему Дивеевских сестер. Закончив беседу, Она сказала ему: "Скоро, любимиче Мой, будешь с нами". При этом явлении, при дивном посещении Богоматери, присутствовала одна Дивеевская старица, по молитве за нее преподобного.
         В последний год жизни преподобный Серафим стал заметно слабеть и говорил многим о близкой кончине. В это время его часто видели у гроба, стоявшего в сенях его келии и приготовленного им для себя. Преподобный сам указал место, где следовало похоронить его, - близ алтаря Успенского собора. 1 января 1833 года преподобный Серафим в последний раз пришел в больничную Зосимо-Савватиевскую церковь к литургии и причастился Святых Таин, после чего благословил братию и простился, сказав: "Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте, днесь нам венцы готовятся".
         Второго января келейник преподобного, отец Павел, в шестом часу утра вышел из своей келии, направляясь в церковь, и почувствовал запах гари, исходивший из келии преподобного; в келии святого всегда горели свечи, и он говорил: "Пока я жив, пожара не будет, а когда я умру, кончина моя откроется пожаром". Когда двери открыли, оказалось, что книги и другие вещи тлели, а сам преподобный стоял на коленях перед иконой Божией Матери в молитвенном положении, но уже бездыханный. Его чистая душа во время молитвы была взята Ангелами и взлетела к Престолу Бога Вседержителя, верным рабом и служителем Которого преподобный Серафим был всю жизнь.
         Он был причислен к лику святых через 70 лет после кончины. Чин канонизации совершен был в Сарове при большом стечении народа и в присутствии царя Николая II. Мощи его были открыты для поклонения в Саровской пустыни.
         В 20-х годах обитель закрыли, а мощи были вывезены в Ардатов, где и исчезли. Только в 1991 году они были обнаружены в фондах Государственного музея истории религии, расположенного в Казанском соборе Санкт-Петербурга. Летом того же года они были доставлены крестным ходом на Нижегородскую землю в Серафимо-Дивеевский монастырь.

         Православный церковный календарь. 2003. Курск, 2003.
         Православный церковный календарь. 2004. Курск, 2004.

                                    ПРЕПОДОБНЫЙ МАКАРИЙ, СТАРЕЦ ОПТИНСКИЙ


         Михаил Николаевич Иванов - таково мирское имя преподобного Макария. Он родился 20 ноября 1788 года в семье орловских дворян, рос тихим, болезненным мальчиком. Любил книги, музыку, уединение.
         Он рано лишился матери, которая любила его и выделяла среди других детей: «Чувствует мое сердце, что из этого ребенка выйдет что-то необыкновенное». После кончины обоих родителей Михаил, поделив наследство между братьями, оставил службу в финансовом ведомстве и поселился в своем поместье. Однако мирская жизнь его не интересовала.
         В 1810 году Михаил отправился на богомолье в Площанскую пустынь и в мир уже не вернулся. В этой пустыни прп. Макарий встретился со старцем Афанасием, учеником старца Паисия (Величковского), и обрел в его лице чуткого духовного наставника. Как ближайший ученик прп. Паисия, старец Афанасий занимался исследованием и переводами святоотеческой литературы. Привезя из Молдавии много текстов, он приобщил к этому важному труду своего ученика прп. Макария.
         Позднее, уже в Оптиной, куда прп. Макарий перешел в 1834 году, он продолжил труд, начатый его учителем. Его духовным наставником в Оптиной пустыни стал прп. Лев, которому прп. Макарий полностью вверял свою волю, не дерзая предпринимать что-либо без его благословения.
         Благодаря прп. старцу Макарию были изданы собранные в Оптиной рукописи и переводы прп. Паисия (Величковского). Большую помощь в этом ему оказывали духовные чада - супруги Киреевские. Под влиянием прп. Макария возникла целая школа издателей и переводчиков духовной литературы, в которой так нуждалась православная Россия, укрепилась связь между Оптинским старчеством и русской интеллигенцией. На исповедь и благословение к прп. Макарию приезжали А.К. Толстой, И.С. Хомяков, Н.В Гоголь, А.Н. Муравьев.
         Семь лет прп. старцы Лев и Макарий руководили духовной жизнью братии и многих тысяч людей. Известен такой случай: к прп. Макарию привели одного бесноватого, который ничего ранее о старце не знал и никогда не видел преподобного. Он, бросившись к приближающемуся старцу с криком: «Макарий идет, Макарий идет!», - ударил его по щеке. Преподобный тут же подставил другую щеку, а больной рухнул на пол без чувств. Очнулся он исцеленным. Бес не смог вынести великого смирения старца.
         Даровал Господь прп. Макарию и дар духовного рассуждения. Каждому приходящему к нему на откровение своей совести он подавал врачество, приличное немощи. Его смиренное слово было и словом действенным, словом со властию, ибо оно заставляло повиноваться и верить неверующего. Смирение проявлялось во внешности преподобного, в его одежде, в каждом движении. Лицо его было светло от постоянной Иисусовой молитвы, творимой им, оно сияло духовной радостью и любовью к ближнему.
         За два года до своей кончины прп. Макарий принял великую схиму. До самой смерти преподобный принимал духовных чад и паломников, наставляя и благословляя их. 7/20 сентября 1860 года, через час после принятия Святых Христовых Таин, преподобный Макарий мирно отошел ко Господу.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.


                                    ПРЕПОДОБНЫЙ ИСААКИЙ I, СТАРЕЦ ОПТИНСКИЙ


         Преподобный Исаакий (в миру Иван Иванович Антимонов) родился в Курске 31 мая 1810 года в купеческой семье, пользовавшейся неизменным уважением горожан за безупречную честность и строгий христианский уклад жизни, милосердие к бедным и благоукрашение городского храма.
         Будущий великий Оптинский старец рос в обстановке любви, послушания родителям, в твердом соблюдении церковного устава и нравственной строгости. Мальчик был скромен и добр, молчалив и сдержан, но не угрюм, он не был чужд шутке, остроумен и прост в общении.
         Мысль об уходе в монастырь долгие годы вызревала в душе благочестивого юноши, вынужденного помогать отцу в торговых делах. К 36 годам она окончательно в нем окрепла. Этому способствовало также поступление в монашество его старшего брата Михаила.
         В 1847 году, уже зрелым человеком, приняв твердое решение, он покидает отчий дом и поступает послушником в скит знаменитой уже тогда своими старцами Введенской Оптиной пустыни, в укладе которой было принято духовное окормление у старца каждого брата. Послушник Иоанн был вверен оптинскому старцу прп. Макарию, имя которого было известно далеко за пределами обители. Под его духовным руководством прошли годы послушания: сначала на пасеке, затем в хлебопекарне и поваром в монастырской трапезной, пел на клиросе. Келейно, по благословению старца Макария, брат Иоанн был еще и переплетчиком книг. Неукоснительно выполнял он положенное всякому послушнику келейное правило, причем впоследствии, по принятии рясофора в 1851 году и пострижении в мантию в 1854 году, все более и более ревностно относился к совершенствованию своего внутреннего духовного мира, не давая себе поблажек ни в чем: был строг в понуждении себя к умному деланию, посещению монастырских богослужений и ограничивал себя в еде и отдыхе.
         Избегая честолюбивых мыслей и, остерегаясь поэтому всякого возвышения, исключительно за послушание своему духовному отцу, старцу Макарию, он принял в 1855 году рукоположение в иеродиакона, а затем в 1858 году в иеромонаха.
         По принятии сана прп. Исаакий остается таким же скромным, искренним и открытым в отношении с братиями, каким был прежде, но еще строже и требовательнее к себе, во всем полагаясь на духовные наставления старца.
         Возможно, так, в исполнении послушаний, монашеских правил, соблюдении церковного устава, в духовном совершенствовании и постепенном восхождении «от силы в силу» и прошла бы вся его жизнь в монастыре. Но Богу было угодно другое.
         В 1860 году, уже тяжело больной, прп. старец Макарий, предчувствуя близкий конец, завещает своему духовному сыну прп. Исаакию перейти под руководство великого оптинского старца Амвросия, ученика блаженного старца Макария. А еще через два года, в 1862 году, после смерти настоятеля Оптиной пустыни старца Моисея, прп. Исаакий становится его преемником.
         В течение тридцати с лишним лет ведет он монастырь, продолжая начатое еще прп. Моисеем строительство, по тем временам немалое. Его же стараниями достраивается храм Всех святых на новом кладбище, сооружается новый иконостас в Казанском соборе и перестраивается старый во Введенском, производится новая роспись стен, строится монастырская больница с аптекой для бесплатного пользования, с церковью при ней во имя св. Илариона Великого, книжная лавка...
         Под его мудрым управлением Оптина приобретает лесные участки - так решается проблема топлива. Им же осуществляется покупка луговых земель на болховской мельнице, открывается свечной завод, поощряется разведение монастырских садов и огородов. Таким образом Оптина пустынь во второй половине XIX века становится одним из процветающих монастырей России.
         Но не только хозяйственными заботами ограничивалась деятельность настоятеля. Главным для него было отечески строгое попечение об исполнении братией монашеских послушаний и устава, при этом не делалось исключения и для себя.
         Будучи игуменом, а позже, в 1885 году - архимандритом, преподобный не совершал без благословения старца никаких монастырских дел и учил этому братию. «Отцы и братия! Нужно ходить к старцу для очищения совести», - часто повторял он. Так, благоговейно, почти до умаления себя, стоял он со всеми в очереди к своему духовнику, прп. старцу Амвросию, и беседовал с ним, стоя на коленях, как простой послушник.
         В последние годы жизни настоятеля многие скорби выпали на его долю. Особенно тяжело пережил он отъезд старца Амвросия в Шамординскую общину. «Двадцать девять лет провел я настоятелем при старце и скорбей не видел, теперь же, должно быть, угодно Господу посетить меня, грешного, скорбями», - говорил он.
         Здоровье его стало заметно слабеть, и он келейно принял пострижение в схиму. Вскоре отошел ко Господу великий старец прп. Амвросий, и на настоятеля прп. Исаакия последовали тайные доносы о неспособности его, по преклонным годам и болезни, управлять обителью. Хотя братия единодушно встала на защиту своего настоятеля, силы его уже угасали. Умирал он тихо, окруженный плачущими чадами своими, которым дал последнее наставление: «Любите Бога и ближних, любите Церковь Божию, в службе церковной, в молитве ищите благ не земных, а небесных; здесь, в этой святой обители, где вы положили начало иноческой жизни, и оканчивайте дни свои».
         Преподобный отец наш Исаакий почил о Господе 22 августа/4 сентября 1894 года в глубокой старости, 85 лет от роду. Последнее его наставление было следующее: «Живите по совести и просите помощи у Царицы Небесной, и все будет хорошо».

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    ПРЕПОДОБНЫЙ ИЛИЯ ВЕРХОТУРСКИЙ


         Отец Илия родился в Курске в 1829 году в простой и благочестивой семье местных мещан - Алексия и Олимпиады Чеботаревых. С раннего детства обнаружил особенную любовь к посещению храма Божия и к слушанию священных книг, в особенности житий святых подвижников. Выучился читать и немного писать дома, при помощи своих родителей. С 7-летнего возраста стал помогать родителям в их занятии - торговле.
         Юный Иоанн (так был он наречен во Святом Крещении), благодаря благочестивым семейным порядкам, избегал развлечений. Когда Иоанну исполнилось 24 года, он ходил в Киев на поклонение почивающим там угодникам Божиим. Всматривался в жизнь киевских обителей и остался неудовлетворенным ею из-за массы паломников и всегдашней сутолоки.
         После смерти родителей он счел целесообразным прекратить все торговые дела, что требовало немалого времени. Чтобы не оставаться праздным в этот период, он поступил приказчиком к одному курскому купцу, на коей должности дела вел весьма удачно.
         В свободное время Иоанн Чеботарев продолжал усердно заниматься чтением священных книг, в воскресные и праздничные дни непременно ходил в храм, вел себя просто и в обращении был кротким.
         Хозяин, благодарный Чеботареву за его успехи по службе, предложил ему руку своей дочери. Однако тот отклонил предложение и принял решительные меры к тому, чтобы скорее расстаться с мирской жизнью.
         Избрав для себя строгий и удаленный Валаамский монастырь, Иоанн Чеботарев прибыл туда 4 января 1862 года, когда ему было 32 года. Сразу был принят в число послушников и назначен на послушание при самом монастыре. Через два года, 13 января 1864 года, он был принят в братство монастыря и вскоре облачен в рясофор без пострижения. С начала монастырской жизни Иоанн вступил под руководство знаменитого настоятеля Валаамского монастыря и опытного старца игумена Дамаскина.
         У него Иоанн, будучи уже рясофорным послушником, стал проситься на пустынное уединение. Видя его неуклонное намерение, игумен Дамаскина назначил его на остров святого Сергия, находящийся от монастыря на расстоянии 18 верст.
         Здесь Иоанн положил начало своим уединенным подвигам. Однако на острове он пробыл недолго и вернулся на монастырские послушания, с любовью читал книги и строго выполнял келейное правило.
         24 апреля 1871 года Иоанн Чеботарев был пострижен в мантию с именем Иоанникия. С принятием монашеского образа он увеличил подвиги молитвы и самоотвержения. Вскоре же был назначен пономарем при церкви прпп. Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Отец Иоанникий, будучи к себе чрезмерно строг, того же требовал и от других. А потому в скиту, находящемся под его руководством, царили благочиние и мир.
         Однажды, при корчевании пней в скитском лесу, отец Иоанникий надорвался и получил грыжу, которою потом страдал до конца жизни. Оправившись немного от болезни, он пожелал перейти в другой скит, более строгий по уставу. На это последовало благословение с назначением в скит в честь Коневской иконы Божией Матери, в котором он усугубил подвижнические труды. Пища здесь полагалась самая постная, часто безъелейная: рыба или молочное не дозволялись даже в великие праздники.
         Несмотря на болезнь, усиливающуюся к старости, о. Иоанникий по особому благословению своих духовных отцов игуменов Дамаскина и Иоанафана полагал ежедневно очень много поклонов - поясных тысячи, а земных - сотни.
         Ввиду того, что в скитах церковное богослужение бывает редко, он ежедневно правил полную службу келейно. Наконец болезнь обессилила его, и с 23 сентября 1891 года о. Иоанникий был почислен за штат. В этих условиях он счел благовременным принять великий ангельский образ.
         16 января 1892 года последовало его пострижение в схиму с именем Илии, ровно через 30 лет жизни на Валааме. Приобретение молитвенного духа составляло главнейший его подвиг. Но о. Илия был украшен и телесным подвигом. Никто не знал, когда и как он спал: никакого ложа в его келье не было. Потом выяснилось, что спал он в сенях на дровах. Одевался очень просто и легко, даже в холодное время. Ему предлагался священный сан, но он по смирению решительно отказался от него, не желая оставлять пустынное житие.
         Вскоре о. Илия перешел в еще более строгий скит Иоанна Предтечи на острове. Все условия здесь были чисто пустыннические, а устав постнический. Это и влекло сюда подвижника-пустыннолюбца. Старец о. Илия был постоянно углублен в духовное делание, в молитвенный подвиг, сторонился суетного.
         Напоследок дней его, в конце 1893 года, Господь переселил о. Илию с Валаама в Сибирский край, именно в Верхотурский Николаевский монастырь. Указом Священного Синода от 4 октября 1893 года штатный устав сменялся на общежительный. Для укоренения новых порядков нужны были опытные в этом люди, и одновременно с указом в Верхотурский монастырь назначен был настоятелем иеромонах Валаамского монастыря Иов с возведением в сан архимандрита. Последний испросил себе в поддержку еще некоторых валаамских монахов, опытных в деле благоустройства обители, в их числе и схимонаха Илию.
         В Верхотурском монастыре о. Илия по-прежнему стремился к совершенному уединению. Но скоро старец Илия стал принимать множество посетителей, которые приходили к нему за словами назидания, благодатность коих всеми почувствовалась. При этом о. Илия нес монастырское послушание при святых мощах праведного Симеона.
         Многолюдие расстроило его безмолвие, и он испросил благословение архимандрита Иова на поселение в лесу, неподалеку от монастырской Октайской заимки, что в 8 верстах от монастыря. Однако блаженной тишиной о. Илия пользовался недолго. Сюда добирались паломники, о. Илия продолжал духовно окормлять обращавшихся к нему.
         Из лесной пустыни старец прибывал в монастырь только на праздники, для приобщения Святых Христовых Таин.
         Между тем, годы брали свое, и болезнь все более и более стала тревожить его. Своему ученику - пустыннику, старцу Евдокиму Пленкину, он чаще стал жаловаться на упадок сил и выразил желание об уединении. Ученик пригласил старца Илию в свою, более удаленную пустыню, в глухом и труднопроходимом лесу, на озере, на расстоянии более 20 верст от Верхотурья. Местность пришлась по душе о. Илии. Несмотря на слабость сил, старец Илия непрестанно держал строгое молитвенное правило, хотя временами в связи с переездами и болезнью вынужден был сокращать его. Пищею для подвижника служили сухари с водою, иногда картошка, чай. Слабое состояние подвижника побудило настоятеля монастыря игумена Арефу предложить о. Илии переход на постоянное жительство в монастырь. Переход о. Илии совершился летом 1899 года. Он принимал посетителей и отвечал на письма своих учеников и учениц.
         Вместе с тем он увеличил молитвенное правило, умножил число поклонов до 3000 в ночь: в сотне 80 поясных и 20 земных. В церковь ходил очень часто - когда позволяли силы. Притом работал физически: колол дрова, наблюдал за огородом и прочее. Любимым его изречением было: «Помяни последняя твоя, и во веки не согрешиши».
         В конце 1900 года он почти перестал принимать посетителей и бывать в храме. Когда болезнь приковала о. Илию ко одру, он стал часто приобщаться Святых Христовых Таин. 30 ноября 1900 года, имея 70 лет от роду и 38 лет иноческой жизни, он отошел ко Господу. Похоронен был за алтарем кладбищенского монастырского храма мч. Неофита с южной стороны. Ныне честные останки преподобного Илии пребывают в Преображенском храме монастыря.
         Чин канонизации был совершен 29 декабря 2003 года.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    ПРЕПОДОБНЫЙ ИОАНН, ЗАТВОРНИК СВЯТОГОРСКИЙ (ДОНЕЦКИЙ)


       Преподобный Иоанн Святогорский (1795 - 1867), в миру Иван Крюков, родился в Курске в семье мещан. В возрасте девяти лет был отдан на обучение мастеру по изготовлению изразцов. Зарекомендовав себя искусным работником, открыл собственную мастерскую по изготовлению изразцовых печей. После смерти жены поступил в Глинскую пустынь Курской епархии. Носил вериги, был усерден в молитве. Уже в это время у святого стал проявляться дар целительства. Был пострижен в мантию с именем Иоанникий. По приглашению настоятеля древней Успенской Святогорской пустыни Харьковской епархии, восстановленной в 1844 г., перешёл в неё, получив послушание эконома. Был посвящён в сан иеромонаха. В 1850 году, получив благословение епископа, ушёл в затвор, поселившись в одной из пещер монастыря. Спал в гробу, держал строгий пост, посвящая всё время молитве с сотнями поклонов. Раз в месяц святой покидал затвор, чтобы причаститься Святых Таин в монастырской церкви. После 18 месяцев затвора был пострижен в великую схиму с именем Иоанн. С середины 1850-х годов о. Иоанн причащается раз в неделю, ради беседы с паломниками открывает двери своей кельи. Прославился прозорливостью и даром целительства. От постоянного пребывания в темноте подвижник ослеп, в последние годы жизни творил непрестанную Иисусову молитву. Умер 11 августа 1867 г. в монастырской больнице. Был похоронен у алтаря больничной церкви. Широкое народное почитание прп. Иоанна началось со дня его смерти. У мощей святого происходило множество чудесных исцелений, запись которых велась в монастыре. После революции 1917 г., несмотря на препятствия, чинимые властями, паломничества к могиле прп. Иоанна продолжались. Канонизирован для местного почитания Священным Синодом Украинской Православной Церкви в 1995 году. Память празднуется 11/24 августа.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПАВЛИН, АРХИЕПИСКОП МОГИЛЕВСКИЙ


        Священномученик архиепископ Павлин (Пётр Кузьмич Крошечкин) родился в крестьянской семье Пензенской губернии в 1879 г. Около трех лет был послушником Саровской пустыни, два с лишним года провел в Спасо-Яковлевском монастыре в Ростове Великом. В 1904 г. был принят в Московский Новоспасский монастырь, где принял постриг и прожил 15 лет. Экстерном, за год, закончил духовную семинарию, затем академию. В 1919 г. иеромонах Павлин был назначен преподавателем Пастырско-Миссионерской семинарии в Херсонской епархии. В 1920-1921 гг. - наместник Новоспасского монастыря в сане архимандрита, 2 мая 1921 г. хиротонисан во епископа Рыльского, викария Курского. Ему принадлежала инициатива тайных выборов Патриарха в 1926 году. С ноября 1926 по май 1927 года находился во внутренней тюрьме ГПУ в Москве. В 1928 г. владыка побывал в Чердыни. На Пермскую кафедру назначен 3 января 1928 г. В конце ноября 1930 г. получил назначение в Калугу. Осенью 1933 г. был назначен архиепископом на Могилевскую кафедру, участвовал в сессии Священного Синода. В 1936 г. был арестован и приговорен к 10 годам заключения. 3 ноября 1937 г. расстрелян вместе с группой духовенства в Кемеровском лагере.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИУВЕНАЛИЙ (МАСЛОВСКИЙ), АРХИЕПИСКОП РЯЗАНСКИЙ


        Архиепископ Иувеналий (в миру Евгений Александрович Масловский) родился 15 января 1878 г. в городе Ливнах Орловской губернии в дворянской семье. Там же учился в гимназии.
       В 1900 г. Евгений поступает в Казанскую духовную академию и в следующем году принимает монашеский постриг. В 1903 г., окончив академию кандидатом богословия, указом Святейшего Синода он назначается преподавателем гомилетики в Псковскую духовную семинарию, где сближается с иеромонахом Алексием (впоследствии Святейшим Патриархом).
       Спустя три года иеромонаха Иувеналия назначают настоятелем Спасо-Елеазарова Великопустынского монастыря Псковской епархии с возведением в сан игумена. В 1910 г. архимандрит Иувеналий возглавляет Юрьев-Новгородский первоклассный монастырь.
       24 августа 1914 г. митрополитом Петроградским Владимиром (Богоявленским; 1918) и другими членами Священного Синода архимандрит Иувеналий хиротонисан в Троицком соборе Александро-Невской Лавры во епископа Каширского, викария Тульской епархии.
       В 1923 г. возведен в сан архиепископа и назначен Курским и Обоянским. В 1924 г. «за антисоветскую пропаганду» владыка Иувеналий сослан на Соловки. После освобождения в 1928 г. прибыл на служение в Рязанскую епархию.
       Святитель был человеком высокообразованным, щедрой души, к нему можно было прийти в любое время, он принимал всех с любовью, каждый получал утешение. Во время богослужения его молитвенная настроенность передавалась верующим. Владыка Иувеналий был крупнейшим собирателем древнерусских церковных песнопений и составителем «Архиерейского торжественника», за что и получил имя Сладкопевец.
       Архиерей был арестован 22 января 1936 г. владыку поместили в Таганскую тюрьму. По постановлению Особого Совещания НКВД СССР 4 апреля 1936 г. «Масловский Евгений Александрович за участие в контрреволюционной группе заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 5 лет. Для отбытия наказания отправлен в Сиблаг (г. Мариинск Кемеровской области)». Летом 1937 г. владыку перевели в Томск.
       2 сентября 1937 г. владыка Иувеналий, находясь в Томской исправительно-трудовой колонии, вновь был осужден «как участник контрреволюционной группы» и 13 октября «тройкой» УНКВД по Новосибирской области приговорен к расстрелу.
       Владыка-исповедник был расстрелян в ночь на 25 октября 1937 г. на Каштачной горе в Томске, ставшей не только грехом и позором, варварством того режима, но и святым, почитаемым местом.
       В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий 30-40-х - начала 50-х годов» архиепископ Иувеналий (Евгений Александрович Масловский) реабилитирован 3 июля 1989 г.
       Священномученик Иувеналий (Масловский) причислен к лику новомучеников и исповедников Российских Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 году.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ОНУФРИЙ, АРХИЕПИСКОП КУРСКИЙ И ОБОЯНСКИЙ


        Родом Антоний Максимович Гагалюк, так в миру звали священномученика Онуфрия, из Люблинской губернии. 2 апреля 1889 г. в семье лесничего Максима Гагалюка родился Антоний.
        После трагической гибели мужа одна с шестью малыми детьми на руках осталась Екатерина Гагалюк. Пятилетний Антоний, утешая плачущую мать, взобрался к ней на колени и, обняв за шею, сказал: «Мама, ты не плачь, когда я буду епископом - я возьму тебя к себе»
       - «Где ты слышал это слово - «епископ»? - удивленно спрашивала малыша Екатерина, но тот уверенно повторял те же слова.
       Вскоре Антония по просьбе матери приняли в сиротский приют, где мальчик окончил церковно-приходскую школу, на средства приюта был отправлен в Холмское духовное училище, затем там же поступил в духовную семинарию.
       За месяц до выпускных экзаменов Антоний Гагалюк заболел воспалением легких. Болезнь протекала тяжело, и в семинарии всерьез опасались за его жизнь, служили молебны об исцелении юноши.
       «Я находился в забытьи, и передо мной, - рассказывал матери впоследствии Антоний, - появился чудесный старец, обросший большой бородой до ступней ног и седыми длинными волосами, закрывающими его голое тело до пят. Старец ласково посмотрел на меня и сказал: «Обещай послужить Церкви Христовой и Господу Богу, и будешь здоров». Эти слова посеяли во мне страх, и я воскликнул: «Обещаю». Старец удалился, и с того момента я начал поправляться. Всматриваясь затем в иконы угодников Божиих, я заметил черты явившегося мне старца в изображении преподобного Онуфрия Великого».
       Выпускные экзамены в духовной семинарии Антоний выдержал с отличием, поступил в Петербургскую духовную академию.
       Как-то послали его в Холмскую Русь, в Яблочинский Онуфриевский монастырь читать лекции по богословию на курсах, организованных для учителей.
       Перед отъездом из обители он вновь заболел. Врачи признавали его состояние почти безнадежным. Лежал он в келье в забытьи, как вдруг перед его очами - так писал он впоследствии матери - предстал тот же старец, что посетил его три года назад.
       Старец сурово посмотрел на него и с укоризной сказал: «Ты не выполнил своего обещания, сделай это теперь, Господь благословляет». Открыв глаза, увидел Антоний, что в келье служат молебен преподобному Онуфрию, чудотворный образ которого стоял около кровати. Прослезившись от умиления, Антоний заявил присутствовавшему архимандриту Серафиму, что по приезде в академию примет иноческий постриг.
       5 октября 1913 г. студент Антоний Гагалюк был пострижен в монашество с именем Онуфрия, рукоположен в сан иеродиакона, а затем и в сан иеромонаха. С ученой степенью кандидата богословия иеромонах Онуфрий окончил Петербургскую духовную академию и получил назначение преподавать в Пастырско-Миссионерской семинарии при Григорие-Бизюковском монастыре Херсонской епархии. Спустя некоторое время он был возведен в сан архимандрита и переведен в Кривой Рог настоятелем Николаевской церкви.
       Хиротония архимандрита Онуфрия Гагалюка в епископа Елисаветградского, викария Херсонской епархии, состоялась в Киево-Печерской Лавре 23 января 1923 г. Свою первую архиерейскую литургию епископ Онуфрий совершил на следующий день в Успенском соборе Елисаветграда при громадном стечении молящихся.
         Через шесть дней епископ Онуфрий был арестован, затем переведен в Одесскую тюрьму, где содержался три месяца. Вскоре он оказался в Харькове на положении ссыльного. Находясь в Харькове, владыка Онуфрий заботится о чистоте православия, ведет борьбу с обновленцами, пишет статьи апологетического, поучительного и исторического характера. Его вновь арестовывают в декабре 1926 г. и после вынесения приговора отправляют в село Кудымкар в ссылку.
       Здесь епископу власти запрещают читать церковные молитвы во время богослужений и петь на клиросе. Все время он посвятил церковному писательству. В октябре 1928 г. был вновь арестован и отправлен в тюрьму в Тобольск. «Христианские догматы и человеческий разум», «Близость Божия к человеку», «Цель христианской жизни», «Смысл православных праздников», «Христианская любовь к ближнему» - эти и другие статьи написал владыка Онуфрий, будучи в сибирском заключении.
       После освобождения из-под стражи он получил разрешение на выезд в Старый Оскол. На станции Горшечное милиция высадила владыку из поезда и препроводила в погреб пристанционного дома, продержав его там трое суток, после чего отпустила.
       Старооскольская православная епархия была образована одновременно с назначением владыки Онуфрия, он был ее первым правящим епископом. Хотя архиерея трижды выселяли из квартиры, зато он был вознагражден горячей любовью православного народа. Его первая служба в храме и проповедь привлекли к нему сердца всех молящихся. От избытка чувств, от радости общения с ним все плакали. В Старом Осколе ему было разрешено совершать богослужения только в одном храме и запрещалось выезжать в районы епархии.
       В марте 1933 г. владыку вновь арестовали. В июне освободили и направили в Курск, где он был назначен епископом Курской епархии, в июле 1933 г. был возведен в сан архиепископа. Ему предоставили для богослужений один лишь храм и также запретили выезжать в сельские приходы. На Курской кафедре он пробыл два года. В июле 1935 г. владыку заключили в тюрьму, а 4 декабря вынесли приговор о лишении свободы на 10 лет. В арестантском вагоне он был отправлен на Дальний Восток для отбывания «наказания»...
       1 июня 1938 г. архиепископ Онуфрий, епископ Белгородский Антоний и белгородские священники Ипполит Красновский, Митрофан Вильгельмский, Михаил Дейнека, Александр Ерошов и псаломщик Михаил Вознесенский вместе с другими заключенными священнослужителями были расстреляны.
       В 1990 г. архиепископ Онуфрий (Гагалюк) был полностью реабилитирован.
       В Курске на Никитском кладбище находится могила матери владыки Онуфрия монахини Наталии (Гагалюк). Долгие годы дальнейшая судьба архиепископа Онуфрия оставалась неизвестной. Отвечая на ходатайство митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима, прокурор Хабаровского края в марте 1990 г. сообщил, что Антон Максимович Гагалюк «во исполнение судебного приговора 1 июня 1938 г. был расстрелян. Согласно дополнительным мерам по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов, 26 марта 1990 г. архиепископ Онуфрий реабилитирован».
       Житие священномученика архиепископа Онуфрия было составлено в 1993 году митрополитом Харьковским и Богодуховским Никодимом. Именно в Харьковской епархии вначале был канонизирован владыка Онуфрий.
       Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви (2000 г.) включил имя святителя Онуфрия для общецерковного почитания в сонме новомучеников и исповедников Российских.
       В праздник иконы Божией Матери «Знамение» Курской-Коренной 10 декабря 1994 г. во имя священномученика Онуфрия, архиепископа Курского и Обоянского, был освящен престол в левом приделе нового верхнего храма Знаменского кафедрального собора Курска. А в Северо-Западном микрорайоне Курска находится храм во имя священномученика Онуфрия, архиепископа Курского.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ДАМИАН (ВОСКРЕСЕНСКИЙ), АРХИЕПИСКОП КУРСКИЙ


       23 октября 1873 года у настоятеля Михайловского храма с. Брусовое Фатежского уезда Курской губернии священника Григория Воскресенского родился сын, названный при крещении Димитрием.
       Вся жизнь отца Григория протекала в церковной ограде. Видя пастырскую заботу родителя, Димитрий возгорелся желанием тоже посвятить себя служению Богу и людям и, получив благословение отца, поступил в духовное училище. Окончив в 1894 г. Курскую духовную семинарию, он некоторое время служил псаломщиком Спасо-Преображенского собора в Путивле, а затем надзирателем и учителем чистописания и черчения Старооскольского духовного училища.
       6 января 1897 г. епископом Иувеналием (Половцевым) Димитрий был рукоположен в сан иерея и назначен клириком церкви села Николаевки Путивльского уезда. Спустя 4 года после смерти жены Димитрий Воскресенский поступил в Петербургскую духовную академию и одновременно в археологический институт.
       В день празднования иконы Божией Матери «Знамение» Курской-Коренной - 27 ноября 1904 г. ректором академии епископом Сергием (Страгородским) Димитрий был пострижен в монашество с именем Дамиана в присутствии преосвященного Антония (Волынского), подарившего ему «Псалтирь следованную» со своей дарственной надписью.
       В годы русско-японской войны отец Дамиан состоял благочинным академического духовенства и при этом исполнял обязанности священника суворовской церкви Академии Генерального штаба.
       По окончании в 1905 г. Петербургской духовной академии Воскресенский назначается преподавателем Смоленской духовной семинарии. Спустя 2 года - смотрителем Старооскольского духовного училища, а еще через год - Обоянского духовного училища.
       28 июля 1911 г. отец Дамиан был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Смоленской духовной семинарии, где его и застал октябрьский переворот.
       В июле 1918 г. он был хиротонисан в епископа Переяславского, викария Владимирской епархии. Преосвященный Дамиан участвовал в открытии мощей святителей Иосафа, Ермогена и Питирима.
       Владыка Дамиан не мог оставаться равнодушным к начавшимся с первых дней советской власти гонениям на Церковь Христову, к расправам над священнослужителями, закрытию храмов, осквернению святых мощей. Его активное и открытое выступление в поддержку Патриарха Тихона, защита Русской Православной Церкви не остались не замеченными большевистскими властями.
         Уже в сентябре 1920 г. Владимирский ревтрибунал приговорил владыку Дамиана к лишению свободы сроком на все время гражданской войны за хранение рукописей «контрреволюционного» характера. Хотя специальным предписанием ВЦИК епископ был освобожден из тюрьмы, но ярлык «контрреволюционер» прочно приклеился к нему, и ОГПУ требовался только повод для нового ареста.
       Он не заставил себя ждать. Голод стал бедствием для миллионов людей. Патриарх Тихон обратился с воззванием ко всем православным оказать помощь умирающему населению и благословил церковно-приходские советы и общины «жертвовать на нужды голодающих драгоценные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления».
        Но в феврале 1922 г. ВЦИК узаконил изъятие всех церковных ценностей, в том числе и священных сосудов. Подобное решение духовенство рассматривало не иначе, как святотатство и всячески препятствовало этому. Епископ Дамиан, будучи настоятелем Свято-Данилова монастыря, воспротивился изъятию имущества, как якобы «принадлежащего государству», за что и был арестован Владимирским губотделом ГПУ.
       23 февраля 1923 г. епископ Дамиан был выслан в Туркестан на два года. После ссылки владыка вернулся в Переяславль-Залесский. В 1927 г. он был возведен в сан архиепископа Полтавского, а спустя год возглавил Курскую епархию. В 1929 году из ЦК ВКП(б) пришла директива, утверждающая, что религиозные организации остаются единственной легально действующей контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы. Начался новый виток гонений на служителей Церкви.
       В июне-июле 1932 г. по западным районам Центрально-Черноземной области прокатилась волна массовых антиколхозных выступлений под лозунгами: «Отдайте землю и волю и крестьянскую власть», «Советская власть нас ограбила, нам нужна власть без колхозов», «Долой колхозы, долой советскую власть - власть бандитов, давайте царя». По данным ОГПУ, в них участвовало до 63 тысяч человек. Следствие пришло к выводу, что «контрреволюционные массовые выступления» явились результатом «подготовительной деятельности контрреволюционной церковно-монархической организации «Ревнители Церкви», возглавляемой архиепископом Дамианом». Вместе с владыкой было арестовано 3 епископа, 127 священников и диаконов, 106 монахов и монахинь.
       Коллегия ОГПУ 26 декабря 1932 г. приговорила архиепископа Дамиана (Воскресенского) к расстрелу, заменив приговор заключением в Соловецкий концлагерь сроком на 10 лет. Судя по архивным документам, и на Соловках опальный архиепископ не смирился с попытками властей подчинить себе Русскую Православную Церковь. Его слова о том, что «сейчас у нас в России наблюдается полное бесправие, которого нигде никогда не было, но в конце концов истина Божия должна восторжествовать», высказанные в кругу братьев по несчастью, оказались пророческими.
       Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года причислил к сонму новомучеников и исповедников Российских архиепископа Курского Дамиана (Воскресенского).

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАСАФ (ЖЕВАХОВ), ЕПИСКОП МОГИЛЕВСКИЙ


       Священномученик Иоасаф (в миру князь Владимир Давыдович Жевахов) принадлежал к русской ветви древнего грузинского рода князей Джаваховых, которые считали своим родоначальником Картлоса - внука Иафета, родоначальника грузин. Предки князя Жевахова находились в родстве с семейством Горленко, давшем России святителя Белгородского Иоасафа.
       Детство Владимира прошло в родовом имении Линовица в Пирятинском уезде Полтавской губернии. В 1899 г. Владимир закончил юридический факультет Киевского университета равноап. кн. Владимира. В 1900 г. поступил на службу в Киевскую судебную палату. С 1902 г. по 1914 г. избирался на каждое новое трехлетие почетным мировым судьей сначала по Пирятинскому уезду, а затем по Киевскому, что явно свидетельствует о доверии к нему простого народа.
        С октября 1908 г. он - действительный член Православного Миссионерского общества, член-учредитель Православного Камчатского братства, основанного будущим митрополитом, тогда иеромонахом Нестором (Анисимовым). Был ревностным почитателем свт. Иоасафа Белгородского, 15 декабря 1910 г. указом Священного Синода назначен членом комиссии по устройству раки для честных мощей свт. Иоасафа Белгородского.
       В марте 1912 г. общим собранием членов Курского Знаменско-Богородичного Миссионерско-Просветительского братства избран его почетным членом. Князь Жевахов был участником монархического движения в Киеве, являлся членом старейшей патриотической организации - Русское Собрание. Был активным ктитором, много жертвовал на нужды Церкви.
       22 октября 1911 г., в праздник Казанской иконы Божией Матери, князь Жевахов вместе с игуменом Свято-Троицкого общежительного монастыря Валентином решили начать раскопки древних иноческих пещер в предместье Киева, который назывался "Зверинец".
       Испросив благословение у митрополита Киевского Флавиана (Городецкого) начать раскопки, Владимир Давыдович на свои личные средства организовал работы.
       В августе 1912 г. он пригласил руководить раскопками А.Д. Эртеля, который уже производил подобные работы в пещерах Китаевой пустыни. Князь Жевахов так правильно организовал раскопки пещер, что вскоре древний пещерный монастырь во имя Архистратига Михаила стал одним из излюбленных мест для паломничества. При пещерах был основан Зверинецкий скит, начальником которого был назначен игумен Валентин, а почетным попечителем состоял Владимир Давыдович. 1 декабря 1913 г. была освящена церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а 29 августа 1914 г. - придел во имя святителя Белгородского Иоасафа. Старостой церкви был князь Жевахов.
       Открытие пещер и возведение храма стало знаменательным событием в России, особенно после того, как Государь Император Николай II пожертвовал для храма икону Спасителя и напрестольный крест, а великая княгиня Елизавета Федоровна икону прп. Сергия Радонежского. Эти высочайшие дары 23 апреля 1914 г. торжественным крестным ходом были перенесены из Киево-Печерской Лавры в надпещерную церковь.
       За заслуги в деле помощи Церкви киевский генерал-губернатор возбудил еще в 1912 г. вопрос о пожаловании князю Жевахову придворного звания камер-юнкера, которое по каким-то причинам не состоялось.
       До 1917 г. князь Жевахов состоял на государственной службе. 9 января 1911 г. он был назначен старшим советником Киевского губернского правления. Как опытный чиновник, он неоднократно исполнял обязанности вице-губернатора. Во время Первой мировой войны находился в распоряжении уполномоченного Красного Креста при главнокомандующем Юго-Западного фронта. Его последняя должность - чиновник особых поручений при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе.
       Все время революции и гражданской войны он провел в Киеве. Весной 1919 г., в страшное время чекистских злодеяний, его с братом приютил игумен Зверинецкого скита Мануил в благодарность за пожертвования.
       После освобождения Киева в середине августа войсками Добровольческой армии брат Николай, не веривший в прочность деникинской власти, решил уехать на юг. Братья простились, как оказалось, навсегда.
       После гражданской войны он преподавал иностранные языки, был научным работником Украинской АН.
         В 1924 г. князь Жевахов был впервые арестован ОГПУ и 7 месяцев провел в киевской тюрьме. После освобождения 24 ноября 1924 г. он обратился с письмом к Святейшему Патриарху Тихону, в котором писал: “Ваше Святейшество, Дорогой и Святейший Владыка! Наступило время и мне послужить Господу для спасения души своей.
       После пережитой в текущем году Голгофы, выразившейся в полугодовалом тюремном заключении, я почувствовал всю необходимость воскресения к новой жизни и бесповоротно решил, совершенно уйдя из мира, остаток дней своих посвятить Богу. Сего ради прошу Ваше Святейшество благословения на монашество, пострижение в каковое я желал бы принять в основанном при ближайшем моем участии Зверинецком скиту. Испрашивая святых молитв и благословения, остаюсь Вашего Святейшества покорнейшим слугой и послушником. Князь В. Жевахов”.
       Получив благословение Патриарха, 26 декабря 1924 г. в Зверинецком скиту епископом Уманским Макарием (Кармазиновым) Владимир Жевахов был пострижен в монашество, приняв имя глубокочтимого им святителя Иоасафа, и рукоположен во иеромонаха. Некоторое время он служил в Свято-Троицком Ионинском монастыре Киева.
       6 июля 1926 г. в Нижнем Новгороде митрополитом Сергием (Страгородским) иеромонах Иоасаф был хиротонисан во епископа Дмитриевского, викария Курской епархии. Однако уже 16 сентября 1926 г. новопоставленный епископ был арестован “за изготовление и хранение в своей квартире с целью распространения агитационной литературы контрреволюционного содержания", а также за “поминовение во время богослужения бывшего императора Николая Александровича Романова, всех членов Царского дома и бывших министров”. “Контрреволюционным” признали чекисты и его труд “Бог в порядке бытия Своего”.
       Полюбившие своего архиерея члены приходского совета общины верующих Курского Казанского собора обратились к начальнику ГПУ с заявлением, в котором писали, что из-за ареста епископа “община лишена возможности видеть его благолепные служения и слушать его добрый призыв к миру, любви и согласию". Члены приходского совета высказывали уверенность в том, что владыка лишен свободы “по недоразумению или навету”, и просили о его освобождении "как члена нашей общины под наше поручительство”.
       Разумеется, это прошение осталось без ответа, и постановлением Особого совещания коллегии ОГПУ от 12 ноября 1926 г. владыка был заключен в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) сроком на три года. После лагеря три года он провел в ссылке в Нарымском округе (Восточно-Сибирский край). В церковных спорах того времени епископ Иоасаф был твердым и последовательным сторонником митрополита Сергия (Страгородского).
       По возвращении из ссылки 19 сентября 1932 г. он был назначен епископом Пятигорским, а с 28 октября 1932 г. епископом Чебоксарским. Однако от назначений отказался по состоянию здоровья. С 29 июня 1934 г. (по другим данным с февраля 1936 г.) назначен епископом Могилевским. В 1936 г. назначен управлять и Минской епархией.
       16 октября 1936 г. 60-летний архиерей был арестован и выслан в г. Боровичи Новгородской области, где жила одна из его сестер. Кто-то донес властям о том, что владыке принадлежат якобы слова: “Киров понес заслуженную кару. На Кавказе он приказал расстрелять 25 тысяч человек. И эта невинно пролитая кровь никогда не останется без отмщения”. Еще одним “преступлением” епископа было то, что во время обсуждения проекта Конституции 1936 года он говорил о необходимости восстановления колокольного звона, отмены регистрации духовенства в советских административных органах, открытии хотя бы одного свечного завода в области.
       Вскоре по возвращении в Белгород в мае 1937 г. святитель был вновь арестован УНКВД по обвинению в “руководстве контрреволюционной фашистской организацией церковников” и отправлен в Курск. 4 декабря 1937 г., в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, владыка Иоасаф (Жевахов) был осужден «тройкой» УНКВД по Курской области и в тот же день расстрелян.
       В мае 1990 г. прокуратура Белгородской области реабилитировала епископа Иоасафа (Жевахова), а 17 июля 2002 г., в день памяти святых Царственных мучеников, решением Священного Синода Русской Православной Церкви владыка Иоасаф был причислен к лику новомучеников Российских.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН (ПАШИН), ЕПИСКОП РЫЛЬСКИЙ


       Епископ Иоанн (в миру Иван Дмитриевич Пашин) вышел из вдовых протоиереев и был хиротонисан во святительский сан в марте 1923 г. митрополитом Минским Мелхиседеком (Паевским). В хиротонии участвовал еще один владыка, пока остающийся для нас неизвестным.
       Время хиротонии во епископа о. Иоанна Пашина пришлось на тот период, когда в Русской Православной Церкви наблюдалась крайняя степень смуты. Святой Патриарх Тихон был отстранен от церковной власти и находился в заключении. Многие видные православные иерархи заявили о своей лояльности обновленческому движению. У руля церковной власти временно оказались самозванцы типа протоиерея Александра Введенского.
       Все это наложило сильный отпечаток на местную церковную жизнь. Обновленчество дало о себе знать и в Белоруссии. Стремясь освободиться от смуты, охватившей Церковь, и руководствуясь при этом известным постановлением святого Патриарха Тихона от 7 (20) ноября 1920 г., митрополит Мелхиседек решился на преобразование Минской епархии в особый митрополитчий округ. В этом митрополитчьем округе, пользовавшемся правами автономии, должны быть несколько деятельных, твердых в исповедании веры Христовой епископов. Одним из них и стал владыка Иоанн (Пашин).
       Будущий епископ родился в небольшом белорусском городке Петрикове 8 мая 1881 г. и происходил из семьи священнослужителя. Как и большинство своих сверстников, происходивших из духовного сословия, он часто посещал храм Божий, обучался церковному пению, затем поступил в Минскую духовную семинарию. Учился Пашин очень хорошо.
       В 1901 г. он окончил семинарию и был рукоположен во иерея церкви с. Князь-Озеро Мозырского уезда. Закончил один курс Санкт-Петербургской духовной академии. В феврале 1903 г. его назначили клириком храма с. Скрыгалово того же уезда. В Скрыгалове о. Иоанн Пашин прослужил более шести лет. Летом 1909 г. его назначили настоятелем храма вмч. Георгия Победоносца с. Прилепы Минского уезда.
       В Прилепах о. Иоанн служил в течение 15 лет. Прихожане запомнили его как пастыря весьма рачительного, строго относившегося к своим обязанностям. Местные старожилы хранят добрую память о нем и поныне.
       Чудом уцелела летопись Прилепской церкви. Она содержит много ценных сведений о самом отце Иоанне, ведшим записи. Он тщательно и в деталях описывал все, что характеризовало церковно-приходскую жизнь в этот период. Регулярно читавший летопись благочинный о. Константин Попов оставил на ее полях следующую запись: «Слава о. Иоанну, так усердно отнесшемуся к сей книге, к прискорбию, в других приходах совсем заброшенной... Летопись жизни прихода изложена весьма обстоятельно и разносторонне...
       Читал с удовольствием и благодарю летописца. Благочинный, протоиерей Константин Попов. Минск, 1911 год, январь, 17».
       Среди знаменательных событий в истории Прилепского прихода в летописи особенно отмечается появление списка Иверской иконы Божией Матери. Этот образ был привезен с Афона, писан в Русском монастыре вмч. Пантелеймона и освящен «суточным стоянием на Животворящем Гробе Господнем во Иерусалиме». Крестным ходом от г. Смолевич при громадном стечении народа икона была торжественно перенесена в церковь вмч. Георгия Победоносца. Инициатором и вдохновителем этого важного в приходской жизни события был о. Иоанн. Не случайно в 1912 г. его наградили Библией от имени Священного Синода.
       В 1915 г. у отца Иоанна случилось горе - умерла жена. Отец Иоанн остался с несовершеннолетними детьми - сыном Василием и дочерью Надеждой.
       Несмотря на постигшее его горе, о. Иоанн не впал в уныние. Еще в 1913 г. им было начато строительство в Прилепах нового каменного храма. Первая мировая война внесла немалые трудности. Однако о. Иоанн сумел довести начатое строительство до конца. 21 августа 1916 г. новая каменная церковь была освящена епископом Слуцким Феофилактом (Климентьевым). В том же 1921 г. Прилепы посетил митрополит Мелхиседек (Паевский). Вероятно, именно тогда он обратил внимание на о. Иоанна как на возможного кандидата во епископы.
       Хиротония о. Иоанна была совершена 13 марта 1923 г. в Минском Свято-Петро-Павловском кафедральном соборе (взорван летом 1936 г.). Через несколько дней после посвящения в архиереи он выехал в город Петриков, откуда был родом. Здесь владыка Иоанн прослужил несколько лет, именуясь «епископом Мозырско-Туровского викариатства», которое входило в пределы Минской епархии. Негодование безбожных властей вызвало такое обстоятельство: «Пашин устроил у себя на квартире преподавание Закона Божиего малолетним детям..., подрывал авторитет советской школы...», - как было написано в следственном деле.
       Владыку Иоанна допрашивали дважды. Он держался мужественно, сохраняя спокойствие духа. Прокурор принял решение о выселении «социально опасного гражданина Пашина из пределов Западного края...». Резолюцию прокурора не замедлили привести в действие.
        Особым совещанием при Коллегии ОГПУ от 26 марта 1926 г. владыка Иоанн был лишен права проживания в крупных городах страны и выслан из Петрикова. Не желая терять связи со своей епархией, он остановился на жительстве в г. Лоев Гомельской области и тут, как говорится в документах следственного «дела», «вновь развернул антисоветскую работу, выразившуюся в нелегальном управлении епархией и рас- пространении контрреволюционных слухов». После этого Особым Совещанием ОГПУ от 18 сентября 1926 года его приговорили к ссылке в Зырянский край Коми области... С 1928 по 1931 год владыка Иоанн являлся епископом Туровским. Он пробыл на Севере три года и в августе 1929 г. был переведен на так называемое «вольное поселение» в Рыльск Курской области. Здесь владыка Иоанн был назначен викарием Курского архиепископа Дамиана (Воскресенского). Владыку Иоанна Пашина арестовали 28 сентября 1932 г., обвинив в принадлежности к никогда не существовавшей организации под названием «Ревнители Церкви». По этому делу арестовали 413 человек: 3 епископа, 127 священников и диаконов, 106 монахов и монахинь, 70 крестьян, 11 бывших дворян и других лиц.
       Наряду с владыкой Иоанном, аресту подверглись архиепископ Курский Дамиан (Воскресенский) и епископ Орловский Николай (Могилевский). В своих показаниях владыка Иоанн (Пашин) никого не оговорил и виновным себя ни в чем не признал.
       Во время допроса так свидетельствовал о себе: «В 1929 году, как административно высланный, я по указанию митрополита Сергия избрал местом жительства г. Рыльск, проездом туда заезжал к архиепископу Курскому Дамиану, у которого пробыл одни сутки. Дамиан разрешил мне совершать в ссылке богослужения. В бытность мою в Рыльске я с архиепископом Дамианом поддерживал письменные связи официального и частного характера... По поручению Дамиана я рукополагал некоторых лиц во священники...».
       Постановлением Особого Совещания ОГПУ от 7 декабря 1932 года владыку Иоанна (Пашина) приговорили к заключению в концлагерь сроком на десять лет. Из лагеря он не вернулся. Есть все основания предполагать, что он был расстрелян.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР (ЩУКИН), АРХИЕПИСКОП СЕМИПАЛАТИНСКИЙ


       Свое детство будущий архиепископ Александр провел в Риге. Рос тихим, скромным и послушным, чем очень сильно отличался от других детей. Пока они играли, он, закрывшись в комнате, молился.
       В 1915 г. окончил Московскую духовную академию, а в 1917 г. — принял постриг в Троице-Сергиевой Лавре. Через 6 лет молодой иеромонах стал епископом. Он был прекрасным проповедником и добрым наставником. Преподавал детям Закон Божий, пока это не было запрещено властями.
       В 1929 г. епископ был арестован и отправлен в тюрьму, где было собрано почти все духовенство Нижегородской епархии. Ему обещали свободу, если он перестанет говорить проповеди. Архиерей отказался. Его били, запугивали, а затем отправили на 3 года в Соловецкий лагерь. После освобождения епископ Александр получил назначение в Орел, где был возведен в сан архиепископа. Церковь продолжала подвергаться беспощадным гонениям. Посещать храмы было опасно. Но владыка продолжал проповедовать, и храмы начали вновь наполняться народом. Чекисты, видя оживление религиозной жизни в городе, решили обвинить архиепископа в поджогах. Уже были найдены лжесвидетели. Но владыку успели предупредить, и он уехал.
       На Курскую кафедру владыку Александра назначали в 1935 г. Вскоре архиепископ получил назначение в Семипалатинск, где в августе 1937 г. был вновь арестован. Архиепископ Александр не подписал ни одного из навязываемых ему обвинений в шпионаже и контрреволюционной агитации.
       После расстрела владыки всем, кто интересовался его судьбой, власти отвечали, что он сослан на 10 лет без права переписки, а через 10 лет отвечали, что он умер в лагере.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК НИКОДИМ (КОНОНОВ), ЕПИСКОП БЕЛГОРОДСКИЙ


       Священномученик Никодим (Кононов), в миру Александр, родился 18 июня 1871 г. в Архангельской губернии, в семье священника.
        В 1892 г. он поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. На четвертом курсе принял монашество, вскоре был рукоположен во иеродиакона, а потом во иеромонаха. В 1896 г. закончил академию со степенью кандидата богословия и летом того же года был назначен смотрителем в Александро-Невское духовное училище.
       В Санкт-Петербурге отец Никодим проводит большую работу по составлению житий святых отцов, просиявших в северных и уральских землях, среди них «Верное и краткое исчисление преподобных отец Соловецких, в посте и добродетельных подвигах просиявших, и исторические сведения о церковном их почитании», «Соловецкие подвижники благочестия XVIII—XIX вв.», «Преподобный Иов, Уральский чудотворец, и судьба основанной им обители», «Преподобный Никодим, пустынножитель Хозьюгский», «Древнейшие архангельские святые и исторические сведения о церковном их почитании. Археологические очерки», «Архангельский патерик», «Русские святые и подвижники благочестия, подвизавшиеся и чтимые в приделах Санкт-Петербургской епархии XIV—XVII вв.», «Преподобный Александр Свирский и его ученики-подвижники».
       В 1901 г. он возведен в сан архимандрита, а 17 января 1904 г. архимандрит Никодим назначен ректором Калужской духовной семинарии.
       Прошло несколько лет, и архимандрит Никодим получает назначение на Север, где с 19 марта 1909 г. возглавляет Олонецкую духовную семинарию. Выходит в свет еще один его труд - «Старец отец Наум Соловецкий, подвижник-карел» (1910).
       9 января 1911 г. в Санкт-Петербурге архимандрит Никодим хиротонисан во епископа. Хиротонию совершали митрополиты: Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский), Киевский Флавиан и другие. Епископ Никодим направляется в Курскую епархию, где несет послушание епископа Рыльского, викария Курской епархии. В то время в состав Курской епархии входила и Белгородская. Епископ Никодим прибыл сюда незадолго до открытия мощей свт. Иоасафа Белгородского. Здесь епископу Никодиму суждено было принять мученическую смерть. Господь отпустил епископу Никодиму время, чтобы на земле, освященной служением святителя Иоасафа, поработать во славу своего святого предшественника.
        Епископ Никодим составляет акафист святителю Иоасафу. «Этот благодатный труд преосвященного является образцом среди акафистов, составленных в России... Красотою образов духовных легко запоминаясь, он рождает святую любовь к угоднику Божию», - так отзывались современники о труде владыки.
       Епископ Никодим проделал громадную работу и выпустил книгу «Житие, прославление и чудеса святителя Иоасафа» (Курск, 1914), содержавшую ценные биографические документы, иллюстрации, документальные данные о чудесах, совершенных предстательством святителя.
       Владыка Никодим был инициатором создания и одним из составителей многотомного труда «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII—XIX столетий». В 1917 г. за свои труды он был удостоен степени магистра богословия. За небольшое время служения в Белгороде он снискал любовь и уважение людей.
       Проповеди епископа Никодима отличались «необыкновенной силой богословской истины, красоты, выразительности и убедительности». Служил он истово и отрешенно, весь уходя в служение Богу, был «как посланец с небес среди земных людей». Верующим нравилась особая повествовательно-напевная манера чтения молитв во время богослужения. Как архипастырь, он действовал сообразно обстоятельствам, мог быть или непреклонно строг, или снисходителен и заботлив.
       Не оставались без внимания владыки и дела благотворительности - учреждались и поддерживались дома призрения престарелых и сирот, на полном иждивении владыки жили перед революцией два воспитанника духовного учебного заведения.
       1917 год принес гонения на Церковь и ее служителей. Епископ Никодим в своих проповедях обличал насилие, грабежи и убийства, совершаемые властями ради утверждения своих идей, он проповедовал, что Законы Божии выше законов человеческих. Он сражался доступными ему духовными средствами - проповеди владыки были поистине «мечом духовным», им он защищал свою паству. Близкое окружение предостерегало любимого архипастыря от смелых шагов, совершенно обоснованно опасаясь за его жизнь, но он, не ограничиваясь проповедью с кафедры собора, регулярно про- водил беседы на религиозно-нравственные темы. Епископ Никодим чудом избежал ареста.
       Наступало Рождество Христово 1919 г. В кафедральном Троицком соборе владыка совершил Рождественское богослужение, потом принимал у себя представителей белгородского духовенства. Сюда явился известный своей жестокостью комиссар Саенко. Епископу было приказано немедленно следовать в ЧК. Весть об аресте архипастыря быстро распространилась по городу. Опасаясь волнений, владыку отпустили через несколько часов, но на свободе ему оставалось быть недолго. На второй день Рождества епископ Никодим совершил последнюю в своей жизни Божественную литургию, произнес проповедь, а во время вечернего богослужения был арестован красноармейцами прямо в алтаре, тайно выведен из храма. По приказу комиссара Саенко 10 января 1919 г. (н. ст.) священномученик Никодим был расстрелян. Владыку тайно захоронили в общей могиле за городом. Братскую могилу верующие украшали цветами и ветвями.
       После взятия Белгорода Добровольческой армией (через полгода после расстрела владыки) братская могила была вскрыта. Останки епископа Никодима были перенесены в Троицкий монастырь и погребены на завещанном владыкой месте - у северной стены собора вблизи раки святителя Иоасафа. Спустя год мощи святителя Иоасафа были кощунственно вскрыты и увезены в начале 20-х годов. Троицкий собор был снесен, а останки епископа Никодима остались погребенными под его развалинами.
       Священномученик Никодим (Кононов), епископ Белгородский, канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 г.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

                                    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АНТОНИЙ (ПАНКЕЕВ), ЕПИСКОП БЕЛГОРОДСКИЙ


       Епископ Антоний (в миру Василий Александрович Панкеев) родился 1 января 1892 г. в селе Садовое Херсонского уезда Херсонской губернии в семье священника. Окончил Одесскую духовную семинарию в 1912 г. по первому разряду и поступил в Киевскую духовную академию. В 1915 г. был переведен на 3-й курс Петроградской духовной академии.
       10 января 1915 г. ректор академии епископ Анастасий (Александров) постриг в иноческий чин студентов академии Василия Панкеева и Владимира Белобабченко с наречением им имен Антония и Феодосия.
       Через неделю инок Антоний был рукоположен в сан иеродиакона. В феврале того же года по благословению митрополита Петроградского и Ладожского Владимира (Богоявленского) иеродиаконы Антоний и Феодосий отправились на фронт для духовного окормления русских воинов.
       В мае 1915 г. иеродиакона Антония вызвали в Петроград, и 24 мая преосвященный Анастасий в храме Рождества Пресвятой Богородицы рукоположил его в сан иеромонаха. Отец Антоний уехал на фронт настоятелем одной из походных церквей Всероссийского национального союза.
       Только в 1917 г. иеромонах Антоний смог окончить духовную академию. 26 января того же года за усердное исполнение пастырских обязанностей на фронте он был удостоен ордена святой Анны ill степени. Продолжил пастырское служение иеромонах Антоний в Одессе, где вскоре был возведен в сан игумена. Здесь о. Антоний также преподавал в духовной семинарии до ее закрытия в 1920 г.
       В июне 1923 г. обновленческий митрополит Евдоким (Мещерский) вызвал игумена Антония к себе и сообщил, что собирается возвести его в архиерейский сан. Под давлением митрополита обновленческими архиереями было совершено его рукоположение во епископа Херсонского, викария Одесской епархии. Эту должность в то время занимал друг Антония - православный епископ Онуфрий (Гагалюк). В обновленческом расколе Антоний пробыл «епископом» около года. В 1924 г. он принёс покаяние, и 27 августа Патриарх Тихон возглавил его архиерейскую хиротонию во епископа Мариупольского, викария Елисаветградской епархии. Через несколько месяцев его отправили в качестве ссыльного в Харьков.
       В 1926 г. епископа Антония арестовали и приговорили к трем годам заключения в Соловецком лагере. В 1929 г. он был сослан на три года в Енисейск. По окончании срока ссылки преосвященный Антоний обратился с просьбой о назначении на кафедру.
       После личной встречи с митрополитом Сергием (Страгородским) в Москве он получил назначение на Белгородскую кафедру. В Белгороде 25 февраля 1935 г. епископа Антония арестовали по доносам со стороны представителей обновленцев. 10 сентября он направил заявление в Специальную коллегию Курского областного суда, опровергая все выдвинутые против него обвинения и указывая на нарушение законов, допущенные следователями. 10 сентября 1935 г. состоялось заседание Специальной коллегии Курского областного суда. На суде владыка Антоний вновь заявил, что виновным себя не признаёт.
       По одному делу с епископом Антонием были арестованы священники Митрофан Вильгельмский, Александр Ерошов, Михаил Дейнека и псаломщик Михаил Вознесенский.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

       СВЯТИТЕЛЬ ЛУКА (ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКИЙ), АРХИЕПИСКОП СИМФЕРОПОЛЬСКИЙ, ИСПОВЕДНИК


       27 апреля 1877 года в г. Керчи у Феликса и Марии Войно-Ясенецких родился сын, нареченный Валентином. Мальчик рос в атмосфере христианской любви и послушания. Уже на склоне лет в 1959 году архиепископ Лука писал: «Глубоко религиозным я был с самого детства, и вера моя не только не уменьшалась... по мере приближения глубокой старости (мне скоро будет 82), а все более усугублялась».
       Строгое домашнее, религиозное и гимназическое воспитание привило Валентину с детства глубокое чувство ответственности перед Богом за все свои поступки и деяния. От матери мальчик приобрел сильную волю и властный характер, а от отца - благочестие. Он сам вспоминает: «Если можно говорить о наследственной (Войно-Ясенецкий) религиозности, то, вероятно, я унаследовал ее главным образом от очень благочестивого отца. ...Отец был человеком удивительно чистой души, ни в ком не видел ничего дурного, всем доверял...»
       После окончания гимназии и художественной школы для Валентина не стоял вопрос: «Кем быть?» Он стал готовиться к экзаменам в Петербургскую академию художеств. «Я не вправе заниматься тем, чем мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей». Это юношеское решение, освященное глубокой верой в Бога, святитель Лука не отменил до конца своих дней. Далось оно нелегко. Уже во время вступительных экзаменов в Академию художеств в результате тяжелых раздумий и душевных мук Валентин меняет планы. Но на медицинском факультете все места были уже заполнены, и Валентин по примеру братьев поступил на юридический.
       В 1898 году он поступает на медицинский факультет. Учеба полностью соответствовала «... моим стремлениям быть полезным для крестьян, так плохо обеспеченных медицинской помощью». Учился Валентин на одни пятерки и резко выделялся среди студентов превосходно выполненными операциями: «Из неудавшегося художника я стал художником в хирургии». Он поставил высокую благородную цель - служить людям, когда ему было только восемнадцать лет, и полностью реализовал себя в достижении этой цели.
       Сразу же после окончания университета он стал «мужицким врачом». Но в госпитале Киевского Красного Креста в 1904 году врачевал он мужиков, одетых в форму солдат русской армии. Шла война с Японией... Уже в первые месяцы практической работы проявился его твердый, волевой характер и высокий профессионализм: «... не имея специальной подготовки по хирургии, стал сразу делать крупные ответственные операции на костях, суставах, на черепе. Результаты работы были вполне хорошими...»
       Во время и после операций Валентину часто помогала сестра милосердия Анна Васильевна Ланская. «Она покорила меня не столько своей красотой, сколько исключительной добротой и кротостью характера». После женитьбы молодая чета переехала в Симбирскую губернию, где Валентин поступил земским врачом в Ардатовское земство. Через несколько месяцев он получил пост главного врача в маленькой сельской больнице на 10 коек в селе Верхний Любаж Фатежского района Курской губернии. «Чрезмерная слава сделала мое положение в Любаже невыносимым. Мне приходилось принимать амбулаторных больных, приезжавших во множестве, и оперировать в больнице с девяти часов утра до вечера, разъезжать по довольно большому участку и по ночам исследовать под микроскопом вырезанное при операции, делать рисунки микроскопических препаратов для своих статей, и скоро не стало хватать для огромной работы и моих молодых сил», - вспоминает святитель Лука.
       Жила молодая семья счастливо. Это давало силы Валентину и на научную работу. Здесь он подготовил первые две статьи с описанием редких медицинских случаев. Здесь же, в Любаже, родились два первенца: Михаил - в 1907 году и Елена - в 1908 году. Из-за конфликта с земским председателем Валентину пришлось уехать в 1909 году из Фатежа в Москву, где он поступил экстерном сначала в клинику профессора Дьяконова, а потом - и в Институт топографической анатомии и оперативной хирургии.
       Из Любажа молодой земский врач привез в Москву готовую тему докторской диссертации: методы регионарной анестезии. Однако материальные затруднения, связанные с проживанием и обеспечением семьи из четырех человек, вынудили Валентина прервать научную работу и уехать в село Романовку Балашовского уезда Саратовской губернии. Здесь он в 1910 году принял больницу на 25 коек. В Романовке родился сын Алексей. Жена Анна, полностью занятая детьми и домом, тем не менее помогала мужу в подготовке отчетов и первой книги. В 1911 году Валентин получил предложение занять пост главного врача и хирурга уездной больницы на 50 коек в Переславле-Залесском Московской губернии. В 1914 году родился младший сын Валентин, а на следующий год в Петербурге вышла первая книга В.Ф. Войно-Ясенецкого «Регионарная анестезия», которую он представил и защитил в качестве докторской диссертации в 1916 году в Москве.
       За десять с небольшим лет, прошедших после окончания медицинского факультета, молодой хирург накопил огромный опыт, появилась потребность не только совершенствоваться самому, но и делиться своими знаниями и умением с другими. Валентин Феликсович обобщил свой хирургический опыт, накопленный в Чите, Любаже, Романовке, Переславле-Залесском, в специальной книге «Очерки гнойной хирургии».
         И когда он написал введение, Глас Божий предсказал ему поворотный момент в его судьбе. Семнадцатый год стал трагическим как для всего русского народа, так и для семьи Войно-Ясенецких - у Анны Васильевны проявились признаки туберкулеза легких. Необходимо было срочно менять климат, и Валентин принял приглашение возглавить большую городскую больницу в Ташкенте. Больных было много, и их поток возрастал из месяца в месяц: разгоралась гражданская война.
       В октябре 1919 года по ложному доносу служителя больничного морга Валентин Феликсович был арестован и едва не расстрелян. Арест вызвал шок у тяжело больной жены, которая через несколько дней скончалась в возрасте 38 лет, оставив на руках мужа четырех малолетних детей.
       Смерть жены будущий святитель воспринял как наказание Божие: в юности Анна дала Богу обет безбрачия, и Валентин знал об этом. По велению Всевышнего Валентин Феликсович «неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях». Речь идет об операционной бездетной сестре Софье Сергеевне Белицкой, которая дала согласие быть приемной матерью детям, но без супружеских отношений с главой семьи. Уговор этот всегда свято сохранялся.
       В 1918 году началось открытое гонение на Русскую Православную Церковь. Массовые гонения и истребление верующих, расстрелы епископов, разрушение и разграбление церквей продолжались все последующие годы. Эти события Валентин Феликсович воспринял как личную трагедию, поэтому встал на защиту Матери-Церкви. Валентин принял предложение епископа Ташкентского и Туркестанского Иннокентия: «Доктор, вам надо быть священником». Он дал согласие, и «через неделю после посвящения во диакона, в праздник Сретения Господня 1921 года, я был рукоположен во иерея». В мае 1923 года ссыльный епископ Уфимский Андрей тайно постриг Валентина Феликсовича в монахи с именем Луки. 31 мая 1923 года иеромонах Лука был рукоположен во епископа Ташкентского и Туркестанского. А в июне 1923 года епископ Лука был арестован сотрудниками ГПУ.
       По обвинению «в связях с оренбургскими казаками и в шпионаже в пользу англичан через турецкую границу» святителя как политического преступника направили в Москву, сначала в Бутырскую, а потом в Таганскую тюрьму. После долгого следствия мерой наказания определили ссылку в город Енисейск Красноярского края. Туда его отправили в начале зимы 1923 года. Из Енисейска уже местные власти переправляют ссыльного в еще более глухой край - в Туруханск. Прожил там святитель меньше года. Ссылку в Архангельск сам владыка считал весьма легкой. Она закончилась в ноябре 1933 года.
       Вернувшись в Ташкент, он не смог найти работы. Место врача в районной больнице ему дали в небольшом среднеазиатском городке Андижан. Осенью 1934 года выходят его «Очерки гнойной хирургии», ставшие настольной книгой для нескольких поколений хирургов. В 1935-1936 годах епископ работает в Ташкенте в Институте неотложной помощи.
       24 июля 1937 года В.Ф. Войно-Ясенецкого обвинили в шпионаже в пользу иностранной разведки. После многомесячных пыток и издевательств епископа осудили и отправили в пятилетнюю ссылку в Красноярский край. Грянула Великая Отечественная война, и ссыльный хирург пишет Сталину прошение разрешить ему работать в ссылке по специальности на благо спасения Отечества. Его назначают главным хирургом эвакогоспиталя. Два года он с полной отдачей сам лечил. Ссылка закончилась в 1943 году. Святителя сразу же назначают епископом Тамбовской епархии, где он в течение двух лет одновременно работал хирургом в госпиталях и служил в церкви. Беззаветное служение Господу Богу и русскому народу было отмечено: «Священный Синод при Местоблюстителе Патриаршего престола митрополите Сергии приравнял мое лечение раненых к доблестному архиерейскому служению и возвел меня в сан архиепископа». В феврале 1945 года архиепископ Лука был награжден Патриархом Алексием I с правом ношения на клобуке бриллиантового креста. А советская власть присудила Сталинскую премию 1946 года первой степени за опубликованные труды «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных ранениях больных суставов» с очень большим денежным вознаграждением. Его он полностью пожертвовал сиротам и вдовам воинов, павших в Отечественной войне. В конце войны его наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» В эти же годы (1945-1947) святитель пишет богословский труд «Дух, душа и тело», который был издан только в 1992 году.
       В связи с назначением архиепископом Симферопольским и Крымским владыка 26 мая 1946 года переезжает в Симферополь. После войны епархия была в полном упадке, и архиепископ все силы отдавал приведению в порядок и устройству церковных дел. Здоровье владыки ухудшилось. Сказались одиннадцать лет мучений, пыток, тюрем, лагерей, ссылок. В 1958 году он окончательно ослеп. Тем не менее продолжал архиерейскую службу, выступал с проповедями перед прихожанами и настолько точно исполнял все детали службы, что никто не мог догадаться о слепоте пастыря.
       11 июня 1961 года, в день Всех Святых, в земле Российской просиявших, архиепископ Лука скончался. Его похоронили на маленьком церковном кладбище при Всехсвятском храме Симферополя, куда ежедневно в течение 35 лет приезжали и приходили родственники и православные странники, больные, ищущие исцеления. И каждый получал искомое. Архипастырь и после смерти своей Святым Духом продолжал исцелять людей. Об этом собраны многочисленные устные и письменные свидетельства исцеленных.
       После причисления архиепископа Симферопольского и Крымского Луки к лику святых Православной Церкви (22 ноября 1995 года) его мощи были перенесены в кафедральный Свято-Троицкий собор 17-20 марта 1996 года. В крестном ходе от могилы до кафедрального собора участвовало около 40 тысяч человек. В Симферопольской и Крымской епархии торжество прославления святителя Крымского Луки состоялось 24-25 мая 1996 года.

         Православный церковный календарь. 2005. Курск, 2005.

  • НОВОМУЧЕННИКИ БЕЛГОРОДСКИЕ подробнее...















  • Уважаемые АВТОРЫ и ИЗДАТЕЛИ!

    Курская областная научная библиотека
    им. Н. Н. Асеева обращается ко всем
    издающим организациям нашей области
    с напоминанием о необходимости
    формирования фонда курских изданий,
    как основы книжной культуры края
    подробнее...

    Приглашаем Вас принять участие
    в традиционном ежегодном Празднике
    "КУРСКАЯ КНИГА", где вы сможете
    представить свои издания читателям
    библиотеки подробнее...




    Vkontakte


    Fasebook

    Youtube



    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика